May 23rd, 2013

Färdig!

Update

В почтовый ящик кинули рекламную брошюру, предлагающую, в частности, средство для чистки дымоходов, обеспечивающее полное сгорание угарного газа, а также фильтр, который не только очищает воду, но и её структурирует (whatever it means).
MDH1

Письма

Разгребаю в родительской квартире письма. Самые старые - конца 40-х - первой половины 50-х, в основном полученные мамой от её поклонников, и почему-то попадаются её письма этим поклонникам. Тут же лежал разорванный на две части мамин дневник конца 1947 - начала 1948 года, то есть было ей тогда 17 лет. Я начал было читать, но быстро бросил, решив, что читать этого мне нельзя - пока, во всяком случае. Тем более, что то, что я успел прочитать, повергло меня в смятение (нет, ничего слишком интимного там не было, просто тот период маминой жизни я себе представлял иначе). Потом мама вышла за папу, поклонники тоже обзавелись семьями и нарожали детей... Письма стали приходить редко и стали дружественно-семейными.

Самая новая пачка - это мои письма родителям за 1989-1994 годы, то есть за первые годы нашей жизни в Польше. Никаких моральных препятствий для того, чтобы читать собственные письма, я не усмотрел - и снова погрузился в те времена, которые я подробно описывал. В основном это было бытоописание, но много было и о том, что происходило вокруг: последние месяцы социализма, выборы в Сейм и Сенат, правительство Мазовецкого, экономическое чудо конца 1989 - начала 1990, победа Валенсы на президентских выборах, начало распада "Солидарности", победа посткоммунистов на следующих парламентских выборах... И отголоски российских событий - особенно 1993 года. Многое из того, что я описывал, я уже забыл, что-то вроде помнил, но оказалось, что неправильно, что-то теперь кажется очень наивным, но местами я даже горжусь своей проницательностью.

Отдельно лежало письмо папе от Евгения Мравинского: я знал эту историю, но само письмо увидел впервые. Папа всегда был его поклонником и очень переживал, когда Мравинского в середине 50-х годов начали травить в газетах за буржуазное эстетство и формализм, а эстеты, в свою очередь, критиковали его за излишнюю сухость. В 1955 году папа написал Мравинскому письмо со словами восхищения и поддержки - и получил ответ.
Collapse )