April 5th, 2015

SPB

Снова про Бадув

В порядке отчёта для тех нескольких френдов, кому это может быть интересно. В прошлое воскресенье ездил к ним на премьеру спектакля, поставленного Петром Биконтом по роману Ильи Эренбурга "Бурная жизнь Лазика Ройтшванеца". Роман, написанный в 1927 году, был опубликован в СССР только в 1989 году. Я не знал о нём и вообще не являюсь поклонником Эренбурга, но к походу на премьеру надо было подготовиться и его прочитать. Действительно, трудно себе представить чтобы такое можно было опубликовать в СССР до перестройки. Трудно оказалось также себе представить, как такой роман можно было переделать в пьесу, к тому же на польском языке - он очень длинный, в нём сюжет играет довольно второстепенную роль, а важны монологи главного героя и диалоги, которых страшно много, и в которых, в свою очередь, очень большую роль играет местечковый язык - словоупотребление, конструкция фраз, падежи... К тому к главному герою - мелкому самоуверенному махинатору и недотёпе Лазику Ройтшванецу - трудно заставить себя испытывать сильную симпатию и сочувствие. Тем интереснее было посмотреть, что во всём этом увидел Пётр Биконт, и что у него получилось. Получилось очень интересно и не совсем о том, о чём было у Эренбурга - Лазик стал маленьким странником, который не может найти своего места в жизни - неким дальним родственником Пендрeка. В ходе послепремьерного банкета выяснилось, что Биконт читал только польский перевод (в котором Лазик почему-то стал Лейзореком) и не знал о некоторых свойствах произведения, которые неизбежно потерялись. Но и так, по его словам, он решил, что в постановке и особенно в игре актёров не должно быть "никакого еврейства", всё происходящее должно было стать более обобщённым и символичным. Мне трудно до конца оценить, насколько это получилось, потому что на меня всё равно давил только что прочитанный оригинал. Но не это главное. Биконту удалось, при достаточно вольной трактовке романа, вытянуть какие-то главные и важные вещи и не утонуть в бесконечной говорильне и череде сюжетов первоисточника. К тому же постановка удалась визуально, я впервые не мог остановиться, фотографируя, потому что в практически каждом моменте спектакля видел прекрасный кадр. В этом огромная заслуга принадлежит бессменному бадувскому сценографу Зузанне Маркевич и, разумеется, актёрам Иоанне Фидлер, игравшей Лазика, и Павлу Пабисяку, исполнявшему все остальные роли, в том числе женские. Мне даже показалось, что это - лучшая их постановка. Остыв, я всё же снова считаю, что самым лучшим был "Пендрек" - жалко, что этот спектакль они уже не играют.


Collapse )