Tom Tom (just_tom) wrote,
Tom Tom
just_tom

Category:

Про концерт

Концерт Оркестра Бенни Андерссона был замечательный - из тех, которые не заменить ни студийной записью, ни записью того же концерта - надо в этом быть. Бенни Андерссон сделал его в стиле сельских потанцулек - на ярмарочной танцплощадке в этнографическом парке Скансен: дощатый пол, фанерные стены, гирлянды разноцветных лампочек. Можно было делать что угодно - танцевать, пить пиво на лавочке, отправив детей на карусель, толпиться под сценой, фотографировать, снимать на видео, писать по горячим следам отчёт на Фейсбуке, и т.д., и т.п. Примерно половину зрителей составляли белоголовые шведские пенсионеры, с удовольствием танцевавшие многочисленные вальсы и польки. Остальная публика была крайне разношёрстной - немолодые представители местной богемы, при встрече радостно бросавшиеся друг другу на шею, группка молодых фанаток числом девять штук в одинаковых фирменных футболках с цитатой из любимой песни на спине, не менее воодушевлённая французская пара средних лет, специально прилетевшие на концерт молодой человек из Сербии и девица из Шотландии - это те, кого я заметил вокруг себя. Ага, и ещё один немолодой человек туманного происхождения, прилетевший из Польши. В какой-то момент активное участие в концерте принял также голубь, который удивительно в такт стал пролетать над самими головами музыкантов - к необычайному восторгу публики. Оркестр явно получал не меньшее удовольствие, чем зрители - они были весёлыми, остроумными, самоироничными. И очень хорошо и профессионально играли и пели. Кроме Хелены Шохольм и Томми Чёрберга, пел также один из музыкантов, Калле Мореус, у которого оказался сильнейший тенор, сметавший всё на своём пути в исполненном в ритме чумового танго "О sole mio". Песни были и свои (т.е. написанные Бенни Андерссоном и Бьорном Улвеусом специально для Оркестра), и чужие - очень известные, но спетые неожиданным образом. Под аккомпанемент шквала прыжков и радостных криков танцплощадки Шохольм с Чёрбергом спели четыре аббовские песни - далеко не самые популярные, но зато очень уместные. Я не люблю каверы, но тут всё было абсолютно органично. На бис зал вдруг стал сам петь последнюю исполненную оркестром песню - через некоторое время музыканты вернулись на сцену и стали подыгрывать и подпевать залу. А потом спустились к зрителям.

Нельзя два раза войти в одну и ту же реку - и очень хорошо, что после распада Аббы Бенни Андерссон, который был самым активным из них, не пытался сделать ещё одну такую же группу. Он много экспериментировал, записывал мало кому известные сольные альбомы, написал два мюзикла, пытался (с переменным успехом) продвигать молодых исполнителей (кто сейчас помнит, например, "Гемини?"). А десять лет назад организовал Оркестр. Это не супергруппа, выступающая в огромных залах и на стадионах, отделённая от зрителей рвом с крокодилами. Они - тут, совсем рядом, совсем свои, совсем понятные. Бенни Андерссон нашёл новое качество - к радости своей, своих друзей-музыкантов и своих зрителей и слушателей. Кстати, по случаю юбилея Оркестр только что выпустил новый диск - "O klang och jubeltid" (это слова из старой студенческой песни, что-то вроде "О, звуки и радость").


   Да! Это мой экземпляр - с самыми настоящими автографами!

На самом деле я занимаюсь неблагодарным занятием - пытаюсь передать словами непередаваемое. Нормальных (в смысле снятых не трясущимися мобильниками) видеозаписей этих концертов нет, могу только предложить несколько своих фотографий - раз уж я там фотографировал.


Это - очередь на вход, она стала образовываться за час до того, как начали пускать. Последний раз в такой длинной очереди я стоял в конце семидесятых - за выпущенным "Мелодией" диском Аббы "Arrival" на ярмарке в Лужниках:



Объявили, что с собой нельзя проносить две вещи: алкогольные напитки и зонтики. Но, кому надо, напитки продавались на месте, а зонтики оказались не нужны. На компьютерной распечатке билета были строгие надписи об электронной проверке его аутентичности. На практике она оказалась двумя молодыми людьми, не глядя бросавшими распечатки в мусорные мешки.

Ну, это понятно кто:













Хелен Шохольм и Калле Мореус:





У Томми Чёрберга вид был часто свирепый - и внешность у него основательная, и амплуа было попытаться набить морду Мореусу за то, что поёт громче и что за Хелен пытается подержаться:











Вот эти фанатки (снимки сделаны в антракте) - они были между мной и сценой и так зажигательно и слаженно прыгали, делали сложные пассы руками и кружились, что я не знал уж на кого смотреть - на них или на оркестрантов:





А вот упомянутый мной француз (его жена очень маленького роста и в кадр не попала). Они в этом году уже второй раз на концерте Оркестра:



Одну сценку мне не удалось заснять: не всем желающим так повезло пробиться к самой сцене. Сзади время от времени из-за голов вытягивались две тоненькие ручки, державшие в руках листок бумаги со словом "Tommy" и нарисованным сердечком. Хозяина этих ручек видно не было.









На следующий год снова хочу поехать. Может, не в Стокгольм, а, например, в Гётеборг (уже зародилась мысль: Копенгаген - Мальмё - Гётеборг, они ведь совсем рядом).
Tags: sweden, музыка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments