Tom Tom (just_tom) wrote,
Tom Tom
just_tom

Вспомнилось в связи

Тут народ напустился на Андраника Миграняна за его высказывания о Гитлере - политике высочайшего класса. А я вспомнил историю, как в совсем зрелую перестройку, в 1988 году, когда Мигранян был уже очень известным перестроечным деятелем, он пришёл ненадолго работать к нам в институт (в Википедии - неправильное название. В те времена он назывался Институтом экономики мировой социалистической системы АН СССР). Ещё с каким-то не менее известным перестроечным деятелем, не могу вспомнить его фамилию. И довольно скоро состоялось общее собрание трудового коллектива по выдвижению кандидатов, если правильно помню, в депутаты Первого съезда народных депутатов СССР. На собрании в первом ряду кто-то поднял руку и предложил выдвинуть в кандидаты именно этих двоих. Председатель собрания сразу же объявил голосование. А времена были уже другие, особенно в нашем институте. Никаких одобряем и поддерживаем, да и среди сотрудников со стажем больше нескольких месяцев нашлись бы не менее достойные люди. Я сильно удивился, поднял руку и сказал, что хорошо бы кандидатуры сначала обсудить. На меня несколько человек замахали руками, Мигранян и этот второй были выдвинуты куда надо, а потом наш очень симпатичный перестроечный секретарь парткома провёл со мной с глазу на глаз доброжелательную беседу о том, чтобы я не цеплялся к мелочам. Я ответил, что такое выдвижение, по-моему, не мелочи, но нам не удалось прийти к согласию. Видимо, для него это были сущие мелочи по сравнению с той миссией, которые должны были осуществить означенные товарищи.

А институт был действительно очень хороший, несмотря на устрашающее название. Это было, пожалуй, единственное место в СССР, где без особых преград можно было заниматься сабжем. Почему было возможно - отдельная история, до конца не понятная. Главное, что в результате в институте работали прекрасные люди и замечательные специалисты. Моим столоначальником был Отто Рудольфович Лацис - кому довелось его встретить, тот счастливый человек. У нас никого не выгоняли за политику, директор Олег Тимофеевич Богомолов, сам осторожный человек и посредственный учёный, видимо, понимал, что в его распоряжении должны быть люди, которые в состоянии хорошо работать. В любом случае, доносам на своих сотрудников он хода не давал. Мы понимали уникальность ситуации и, наверное, поэтому были сплочённым коллективом (не нравится мне это слово, но другое в голову не приходит). Ещё в "эпоху застоя" сотрудник, донёсший на коллегу в органы, был вынужден уволиться, потому что ему был стихийно объявлен бойкот. Мы вместе работали и вместе отдыхали - до горбачёвского сухого закона, случалось, что с выносом входных дверей и прочими народными затеями (у нас это называлось "как работаем, так и отдыхаем"). В начале горбачёвского правления мы писали в ЦК и Совмин аналитические записки, в которых критиковали лозунг "ускорение", потому что нельзя ускориться на базе того, что есть, нужны глубокие экономические реформы (мало кто сейчас помнит, что лозунг перестройки появился не сразу). А комсомольское собрание нашего института приняло решение направить в ЦК ВЛКСМ призыв бойкотировать Всемирный фестиваль молодёжи и студентов в Пхеньяне. К сожалению, институт не пережил перестройку - в смысле он всё ещё продолжал существовать, уже под другим названием, вплоть со слияния с Институтом экономики РАН в 2005 году. Однако мир очень быстро ушёл дальше - стал заниматься системными реформами, а в институте по-прежнему изучали кризис мировой соцсистемы и возможности строительства социализма с человеческим лицом. Из сотрудников кто разбежался, а кто оказался не готов к переменам и занял позиции, которые ныне называются консервативными. Мне лично нашего тогдашнего гуру Анатолия Павловича Бутенко (Википедия: Первый политолог на территории СССР. Неоднократно обвинялся в ревизионизме советским официозом) позже стало стыдно читать. К счастью, я уехал в Польшу ещё в 1989 году и поэтому в моей памяти институт остался всё тем же, прежним.

А ещё вспомнил сегодня забавную историю, когда уже появился лозунг "перестройка". Товарищи из ЦК решили интерпретировать его наименее хлопотным для себя способом, и появился другой лозунг: "перестройку нужно начинать с себя". По стране прошли открытые партсобрания-сеансы самокритики. Собрали такое мероприятие и у нас, приехал зав. отделом ЦК и выступил с речью, которая нас должна была сориентировать в правильную сторону. Но обычный сценарий не прошёл - один за другим стали выступать наши корифеи, объясняя товарищу, что мы перестроились ещё в предыдущую эпоху, а теперь пришло время перестраивать страну. С каждым выступлением сидевший в президиуме цековский товарищ всё больше смурнел. Смурнел и сидевший рядом с ним рядом Богомолов. Мы подумали - ещё бы, директору очень неуютно оказаться меж двух огней. Через некоторое время Богомолов встал и вышел из зала. А минут через десять вернулся заметно просветлённый. Не знаю, правильно ли мы интерпретировали причину смены настроения, но пусть именно это объяснение останется в нашей памяти.
Tags: россия, старина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments