Tom Tom (just_tom) wrote,
Tom Tom
just_tom

Categories:

Дагеротип, автохром, поляроид и другие

Напишу сейчас, а то никогда не соберусь. В левом крыле ГМИИ им. Пушкина ("Музее изящных искусств", как по-старинке называл его папа, не терпящий распространившегося названия "Пушкинский музей") до конца января была открыта временная выставка, посвящённая 180-летию изобретения фотографии, под названием "Дагеротип, автохром, поляроид 1/1". Дата весьма условная, потому что первое изображение, зарегистрированное фотохимическим способом через объектив, относится к 1826 году, а первая массовая технология, дагеротипия, появилась в 1837 году. В 1839 году (то есть за 180 лет до открытия выставки) технология, изобретённая Луи Дагером, была выкуплена французским правительством и передана в общественное достояние, что послужило её распространению во всём мире. С самого начала фотографам и изобретателям (часто в одном лице) мешали изъяны технологии: крайне низкая чувствительность, требующая огромных выдержек, отсутствие объёма и цвета, трудность обработки и связанные с этим затраты времени. Уже в начале 1840-х годов появились первые стереофотографии. В 1861 году была сделана первая цветная фотография, основанная на трёхцветной теории, применяемой до сих пор. В 1871 году появился доживший до наших дней желатиносеребряный процесс - гораздо более чувствительный и простой в обработке. В 1907 году появилась массовая технология цветной фотографии - автохром. Одноступенчатый процесс (моментальная фотография) был изобретён позже всего - в 1923 году. Цвет в нём появился только в 1962 году благодаря фирме Поляроид, сделавшей своё имя нарицательным.



Авторы выставки решили отметить три важнейшие с их точки зрения вехи в развитии технологии получения фотоизображения. Дагеротип был первой в мире технологией, позволившей в массовом порядке фиксировать изображение. Автохром был первой коммерческой технологией, давшей фотографии цвет. "Поляроид" сделал получение изображения немедленным. Соответственно, на выставке были представлены фотографии, сделанные в этих трёх технологиях, с пространными объяснениями, что эти технологии дали человечеству. На меня самое большое впечатление произвели автохромы,я их раньше никогда живьём не видел. К сожалению, из соображений сохранности их можно было только посмотреть на просвет - использование более мощных ламп для проекции на экран было бы для них губительно. А жаль, потому что на небольших слайдах трудно было разглядеть детали. Хуже было с третьей революцией - появлением моментальной фотографии. Не только и не столько потому, что она обошла нас, советских жителей, стороной. А скорее из-за того, что на выставленных фотографиях я эту революцию немедленности не почувствовал - все эти снимки можно было сделать с помощью уже существовавших ранее технологий. К тому же опытному фотографу на самом деле не очень надо видеть результат немедленно - знание техники и технологии позволяет предвидеть, что получится. По-моему, поляроидная революция затронула прежде всего простого западного человека, который стал щёлкать всё подряд и восхищаться тем, что фотку - пусть маленькую, мутноватую и с неважным цветом - можно было увидеть практически сразу же. (И заодно немало способствовала развитию любительской порнухи.) На выставке были также следы революции, которая так и не состоялась - стереоскопической. Несмотря на несколько, казалось бы, прорывов, она по-прежнему осталась нишевой и технологически неудобной - как для фотографа, так и для зрителя.







Одна из нескольких стереопар, вид через одну из линз стереоскопа (двумя глазами она выглядела намного соблазнительнее):



Автохромы по размеру были меньше, чем изображение на ваших экранах:







А вот и третья революция:







Помимо неубедительности "поляроидной" части выставки, противоречивые чувства вызвали у меня хипстерские элементы экспозиции в виде залов с мутными радужными зеркалами, пуфами, разноцветными светящимися точками и пустой рамой. Они были даже по-своему симпатичные, посетители делали в них селфи - собственно, для этого они скорее всего и предназначались. Отметился и я, чтобы прочувствовать атмосферу.











Зато потом я пошёл на другие этажи, где теперь находится зарубежное искусство XIX - XX веков. Снова увидел картины, впервые увиденные в детстве.







Людей почти не было, я ходил из зала в зал, рассматривая старых, давно не виденных знакомых. Сел на скамейку в одном из залов, вспоминая времена, когда я ходил в этот музей и когда все ещё были живы... Из раздумий меня вывел нарастающий грохот - оказалось, что в этой части крыла почему-то необычайно хорошо слышны поезда, подъезжающие к станции "Кропоткинская".

Как мне кажется, не у всех импрессионистов всё было всегда в порядке с анатомией:



Между прочим - я раньше, наверное, не обращал внимания на несколько очень симпатичных фигурок Карла Миллеса:



Ага, и отсутствие ковра на лестнице - вроде остальное всё ОК, но невольно вспоминаешь Булгакова:





This entry was originally posted at https://just-tom.dreamwidth.org/831210.html.
Tags: москва, музеи, фотографии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments